Максим употреблял наркотики | Лечение наркомании

— Привет, меня зовут Максим, мне 29 лет. Мой стаж употребления  в общей сложности 10 лет активной зависимости. Сейчас я трезвый 9 месяцев. Если говорить об алкоголе, сейчас конкретно это помню: окончание первой четверти восьмого класса средней школы. А если говорить о психоактивных веществах – то, наверное, это было 19 лет, когда была программа Work and Travel в США.

В семье были проблемы из-за моего употребления: отец получил заболевание сахарный диабет третьей степени. Ну и нервы поджарил я всем вокруг, моим родственникам. Я употреблял все виды психоактивных веществ, начиная от марихуаны и заканчивая героином.

Наркотики давали мне возможность убежать от своих нежелательных состояний, возможность не чувствовать те эмоции, которые мне хотелось чувствовать, избегать решения проблем и перекладывать эти проблемы в длительный ящик так сказать. Не испытывать чувство тревоги, стыда, вины и страха. То есть к тому моменту, когда я впервые попробовал марихуану, потом я попробовал метамфетамин, и через полгода я уже был на плотной системе и не мог припомнить одного дня, когда мне не пришлось бы загружать свою голову тем, где добыть наркотик, как его употребить и каким образом достать денег для того, чтобы приобрести наркотик.

До употребления жил хорошо, учился хорошо, занимался спортом, был перспективным спортсменом, был перспективным специалистом в сфере юриспруденции, изучал языки. Было много друзей и товарищей, которые в настоящий момент достигли очень больших высот и в карьере, и в семье, и в профессиональной реализации. После употребления весь мой мир и кругозор был сфокусирован на том, как достать, употребить. В принципе все – как достать и употребить.

Я пробовал сам бросать. Но, наверное, желания как такового не было, поскольку, по большей части, было желание как-то купировать абстинентный синдром, как сейчас это модно называть. Так просто, чтобы не чувствовать состояние ломки и негодования, когда у меня нет возможности употребить наркотик. А так особого желания не было бросить употреблять наркотики. Они мне давали все на тот момент, когда я их употреблял. Я дошел до определенной кондиции в своей жизни, потерял всех друзей, которые у меня были. Растерял работу. Потерял все вещи, которыми я дорожил и просто остался не у дел. В один момент проснулся в гараже и понял, что я живу так уже пару недель, и что никому из моих близких, родителей, младшему брату не было дела до того, где я нахожусь, в каком я состоянии. Все от меня отвернулись и я понял, что пора в этой жизни что-то менять, потому что дальше так продолжаться не может.

Развития… никакого адекватного развития я не видел в этом ключе.

— Как ты попал в реабилитационный центр «Молодежь за здоровый образ жизни»?

— У меня были друзья, которые успешно прошли курс реабилитации в этой организации, оставались трезвыми при этом сообществе и видели в этом смысл своей жизни. При этом раньше я с этими людьми был достаточно близок. У нас были тесные контакты, мы хорошо общались, и я подумал: «почему, если они раньше были такими же, как и я, и сейчас у них получилось оставаться трезвыми и быть успешными, успешно социально

адаптироваться и стать реализованными людьми – почему у меня не может такого получиться?». Я решил попробовать и мне понравилось.

Первые этапы реабилитации, в первые месяцы, я имел обиду на родителей, я пытался обвинять места, людей, обстоятельства в причинах своего употребления, но, на самом деле сейчас уже, когда здравомыслие в той или иной степени возвращается ко мне, я понимаю, что никто не виноват в том, что я начал употреблять. Это был альт свободного волеизъявления моего, который вылился в то, что что он вылился. Целиком и полностью ответственность на мне. Сказать о том, что кто-то виноват в моем употреблении я права морального не имею, потому что никаких проблем в своей жизни, в своей семье, и в своем окружении я не испытывал.

— Программа, по которой работают в реабилитационном центре, помогала ли она тебе пережить вот именно этот момент? Переосмыслить?

— Да только эта программа и помогла переосмыслить мне этот момент, потому что если бы не программа – то сам бы я до этого не дошел. Методические указания, шаги, определенные правила и принципы программы помогают вернуть здравомыслие, осознанность и чувство… даже не чувство, а желание жить трезвой жизнью и осознание того, что как нужно делать правильно. Какие-то моральные нормы, сформировались определенные, я бы их назвал нормы морали и нравственности. Я понял, что такое нравственность и как действительно стоит делать.

Я приехал и первое, что сделал – сел и расплакался. Потому что я очень сильно устал от той жизни, в которой я проживал свои моменты, и вот эта безоговорочная капитуляция, наверное, произошла именно в тот момент, поэтому я готов был делать все, что меня попросят, лишь бы не возвращаться больше к той жизни, которой я жил.

Атмосфера тепла, уюта, комфорта, семьи, заботы и действительно искренней человеческой заинтересованности в том, чтобы мне помочь – вот что это. Сама реабилитация давалась с попеременным успехом. Были моменты, когда было трудно, когда было тяжело когда я считал, что это мне не поможет, и что, наверное, дальше расти некуда и развиваться некуда. Но мне помогли те люди, которые находятся на этом пути долгое время, ч большим сроком выздоровления, чем я. Мои наставники – они помогают мне проживать эти моменты. И я понимаю, что если бы не было трудно – то все было бы просто, и люди бы с легкостью расставались с этим заболеванием, с наркоманией. И больше никогда бы не употребляли. Но глядя на то, что происходит в нашей стране – трудно. Значит, что-то во мне меняется. Поэтому я люблю трудности в плане программы.

Распорядок очень гармонично сложен. Даже не «гармонично» — неправильно слово подобрал. Скорее очень рационален. Свободного времени достаточно мало, то есть, нет возможности окунуться в свои мысли, размышления о доме, поприбывать в чувстве жалости к себе и вины. Свободных минут практически нет. Грамотное питание, грамотно выстроена программа питания. Грамотное соотношения информационных блоков, возможности самореализации, работы над собой в плане спортивного зала, какие-то телесно ориентированные занятия, терапии, тренинги и возможности для самоанализа. Все гармонично сложено, что лично мне помогло разобраться в себе. И, в принципе, скуки я не испытывал, то есть постоянно какая-то движуха, жизнь в центре кипит и такого ощущения, что я нахожусь в какой-то изоляции, заперт – оно у меня ни разу не возникало.

— А желание употребить, тяга – посещает ли она тебя?

— Ну сейчас периодически, конечно, посещает. Потому что я употреблял наркотики потому, что они мне нравились, они давали мне определенное удовлетворение, я получал удовольствие от них. Сейчас иногда в моменты стресса, в моменты триггерных состояний, когда меняются времен года, вот весна, — я вспоминаю те моменты и события своей жизни, которые происходили в это же время, но годами ранее, и всплывают в

голове определенные образы. Боль она уходит, потому что я заметил, что то, ч о тебе не нравится и то, что доставляет тебе боль – мозг как-то стирает, а эйфорическая память остается. Да, периодически хочется употребить. Но голова сама останавливает сознание и окружающие меня люди, которые постоянно говорят о выздоровлении, мне не дают прямо возможности этого сделать.

Сейчас стремлюсь к самореализации, постоянно развиваться. Хочется открыть терапевтическую площадку, где не только можно будет помогать людям, которые все еще страдают бороться с зависимостью и выздоравливать, а те, которые стали жертвами насилия, где можно будет реализовывать те проекты, которые хотят реализовать люди, которые прошли уже программу выздоровления. Создать такую определенную комьюнити где-то в теплом регионе, чтобы быть выздоравливающим наркоманом было не постыдно, и неактуально. А было модно, чтобы к этому стремились, чтобы они понимали, что это не клеймо, и что выздоравливающий зависимый – это, наверное, человек, который еще лучше, чем просто человек. Потому что он знает все свои минусы и все свои дефекты характера превращает в достоинства.

Если это человек, который до сих пор употребляет наркотики, хочет сказать, что спасение есть, и тот ад, в котором ты живешь, его возможно прервать. Но для этого необходимо твое желание. А для зависимых, для родителей, для родственников зависимого хочется сказать, что иногда нужно проявлять жесткую любовь и для того, чтобы человек поехал на реабилитацию и начал выздоравливать – необходимо его здравомыслие, и не всегда он его имеет в тот момент, когда он употребляет наркотики. Поэтому иногда процесс употребления, эти круги ада, нужно прервать методом интервенции, а осознание уже придет впоследствии. Поэтому если среди ваших близких есть те, кого коснулась проблема наркомании и вам не все равно – то сделайте все для того, чтобы он попал в терапевтическую среду. А дальше уже дело за профессионалами.

Победить зависимость реально только при поддержке опытных наркологов и близких людей